Криминалистика (Яблоков Н.П.) » Тактика допроса свидетелей и потерпевших

Тактика допроса свидетелей и потерпевших

В качестве свидетеля допрашивается лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. Не могут быть допрошены в качестве свидетеля защитник, адвокат, представитель профсоюза, других общественных организаций об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей защитника либо представителя. Лицо не обязано свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников.

Свидетели подразделяются на свидетелей-очевидцев, которые видели, как происходило расследуемое событие, и свидетелей, которые могут показать о различных обстоятельствах, связанных с происшедшим событием (приметах лица, совершившего преступление, свидетелях-очевидцах, орудии преступления и т.п.). Среди очевидцев выделяются активные свидетели-очевидцы и пассивные. К активным относятся те, кто пытался пресечь, предотвратить преступное посягательство, принимал участие в задержании лица, совершившего преступление, вызывал милицию, оказывал помощь потерпевшим и т.д. Их активная роль нередко приводит к довольно сильному психическому напряжению, которое может помешать восприятию каких-либо фрагментов происшедшего. В показаниях таких очевидцев поэтому возможны различные дефекты, пробелы, искажения, преувеличения своей роли в пресечении преступного посягательства.

Пассивные очевидцы

Пассивные очевидцы подразделяются на две группы. Первую составляют очевидцы, которые имели возможность действовать активно, но под влиянием страха, нежелания вмешиваться, уговоров и просьб знакомых, близких и иных причин предпочли остаться в стороне. Их показания могут быть деформированы за счет не всегда даже осознаваемого стремления скрыть некоторые неблаговидные нюансы своего поведения и желания представить себя в более выгодном свете. Ко второй группе пассивных очевидцев относятся свидетели, которые не могли проявить активность в силу объективных причин (например, наблюдали за происходившим из окна дома либо из проезжавшего мимо транспорта). На формирование их показаний могут повлиять волнение, эмоциональные переживания, вызванные совершаемым на их глазах преступлением,

В начале допроса свидетеля основное внимание уделяется установлению с ним надлежащегр психологического контакта. Большая роль в этом принадлежит уважительному, доброжелательному обращению со свидетелем. Не лишним будет выражение благодарности за явку и готовность помочь следствию. Если у следователя нет оснований сомневаться в добросовестности свидетеля, то предупреждение об уголовной ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний должно быть сделано так, чтобы не обидеть необоснованным подозрением в возможном лжесвидетельстве. Можно, например, сказать, что у следствия нет сомнений в том, что допрашиваемый сообщит правдиво все, что ему известно по делу, но разъяснение положений ст. 307 и 308 УК предусмотрено законом и подлежит неукоснительному соблюдению.

Предупреждение же лица, которое может дать ложные показания или попытается скрыть правду, должно быть сделано достаточно четко и ясно. Желательно разъяснить такому лицу, что ложными считаются не только показания, в которых сознательно извращается истина, но также и ссылка на то, что «не видел», «не заметил», «не помню», если в действительности видел, заметил, запомнил. При необходимости ему можно сообщить, что у следствия есть много способов установить истину и изобличить лицо в сообщении ложных сведений.

При допросе недобросовестного свидетеля, уклоняющегося от сообщения каких-либо сведений, дающего ложные показания, важно выяснить и нейтрализовать мотивы его позиции. Большое значение может иметь обращение к положительным качествам личности допрашиваемого, пробуждение в его сознании и переживаниях чувства ответственности, гражданского долга. К тактическим приемам допроса такого лица относятся детализация показаний, особенно по второстепенным обстоятельствам и деталям, по которым трудно заранее договориться, а также выявление проговорок, внутренних противоречий в сообщаемых сведениях и их несоответствия другим имеющимся доказательствам. В вопросно-ответной стадии после фиксации основных показаний допрашиваемому демонстрируются выявленные противоречия и предлагается объяснить, чем они вызваны. Ускорение темпа допроса при постановке дополнительных, контрольных, уличающих вопросов, создавая дефицит времени, ограничивает возможности допрашиваемого найти приемлемое объяснение различным имеющимся в его показаниях противоречиям. Кроме того, при допросе недобросовестного свидетеля могут быть использованы те же приемы, что и при допросе подозреваемых (обвиняемых).

При допросе свидетелей и потерпевших важное значение имеют приемы оказания помощи в преодолении добросовестного заблуждения и припоминании забытых фактов и обстоятельств. Преодолеть заблуждение во многих случаях помогает выяснение условий наблюдения и субъективных возможностей допрашиваемого лица, причем причина искажений порой может быть элементарно простой. Так, выясняя по одному делу причины расхождений в показаниях очевидцев, следователь неожиданно для себя установил, что две свидетельницы ошибочно восприняли некоторые обстоятельства происшедшего, поскольку страдали близорукостью и в момент случившегося были без очков. Припоминанию способствуют благоприятная атмосфера допроса, спокойный, деловой тон его ведения следователем. Допрос должен проводиться без спешки, не рекомендуется без необходимости прерывать свободный рассказ.

Воспринятые события и предметы запечатлеваются в памяти и определенной связи между собой, а также в связи с впечатлениями и представлениями из прошлого и последующего опыта. Напоминание или воспоминание об одном из элементов этой связи является тем первым узелком, который способствует развертыванию в сознании всей цепочки ассоциаций. Большую роль в пробуждении ассоциаций играет эмоциональная память. Воспоминание о впечатлении или переживании, связанном с тем или иным объектом или лицом, может оживить в памяти детали или подробности определенного события. Различают ассоциации по смежности во времени, в пространстве, по сходству и контрасту.

Для действия ассоциации по времени следует рекомендовать лицу, дающему показания, вести рассказ в том порядке, в каком развивались события. В других ситуациях может помочь напоминание о последствиях события, его связи с какими-либо обстоятельствами личной жизни допрашиваемого (день рождения, праздник, выезд за город и т.п.). Активизировать ассоциативные связи и оживить память помогают вопросы по смежным с исследуемым событием обстоятельствам, выяснение фактических данных, относящихся к предшествующим или последующим событиям, допрос о том же событии или о тех же обстоятельствах, но в разных планах, в различной (логической или хронологической) последовательности.

Чтобы определить время, в течение которого происходило то или иное событие, рекомендуется вспомнить, как оно развивалось в деталях, в какой последовательности, определить время каждого эпизода и суммировать все эти отрезки.

Для использования ассоциации в пространстве можно предъявить предмет, имеющий отношение к событию, или фотографию места происшествия. Восстановлению в памяти забытого будут способствовать допрос на месте происшествия, использование при допросе различных схем, рисунков, чертежей, а также макетов, особенно по делам о дорожно-транспортных происшествиях. Предложение допрашиваемому начертить схему, нарисовать тот или иной объект уже само по себе обычно способствует мысленному возвращению к деталям происшедшего и благоприятствует воспоминанию.

Ассоциации по сходству

Ассоциации по сходству можно использовать для того, чтобы вспомнить забытую фамилию, внешность человека и т.п. Для припоминания фамилии следует предложить просмотреть, например, телефонную книгу с фамилиями абонентов. Рекомендуется использовать и такие системы, как «фоторобот», рисованный портрет, альбомы образцов различных тканей, фасонов одежды, цветных репродукций грузовых и легковых автомашин и т.п. Использование ассоциаций по контрасту основано на противопоставлении различных объектов и явлений (высокий – низкий, черный – белый, толстый – тонкий и т.п.).

В отдельных случаях преодолеть добросовестное заблуждение и оказать допрашиваемому помощь в припоминании можно путем предъявления доказательств: оглашения показания, воспроизведения фонограмм допроса других лиц и проведения очных ставок. С этой целью могут быть предъявлены вещественные доказательства, различные документы, видеозапись или киноленты места происшествия и окружающей обстановки, а также проведено предъявление для опознания лиц, и предметов.

Основные правила использования информации

Основные правила использования информации. Предъявление доказательств, использования различных объектов и схем, а также ознакомление с показаниями других лиц следует проводить так, чтобы избежать подсказки и наводящих вопросов.

Информация, имеющая доказательственное значение, может быть использована на допросе лишь после свободного рассказа и в тех случаях, когда следователю не удалось путем постановки соответствующих вопросов и обращения к ассоциативным связям преодолеть забывание допрашиваемого или устранить его добросовестное заблуждение.

В вопросно-ответной стадии допроса информация используется не только посредством ее включения в содержание вопроса. Информация может находиться и за пределами вопроса, предшествовать или сопровождать его (например, при предъявлении вещественных доказательств, оглашении показаний других лиц и т.п.). В каждом случае такого использования информации нужно правильно оценивать информационное содержание задаваемых вопросов. Неправильно полагать, что в задаваемом вопросе вообще не должно содержаться никакой исходной информации для ответа. Подобное требование явно невыполнимо, поскольку довольно часто вопрос не может быть не привязан к определенному месту, времени, людям, обстоятельствам и т.п. Например, в вопросе «где Вы были такого-то числа?» содержится ориентировка во времени, в вопросе «при каких обстоятельствах Вы познакомились с Н.?» – ориентировка по отношению к определенному лицу и т.д.

Отличие допустимого в процессуальном отношении вопроса от наводящего

Отличие допустимого в процессуальном отношении вопроса от наводящего состоит не в том, что в наводящем вопросе подсказывающая информация имеется, а в правомерном вопросе ее нет, а в том, что содержащаяся в наводящем вопросе информация (как словесная, так и несловесная – мимика, жесты, эмоционально-интонационный подтекст) внушает, наводит, подсказывает определенный ответ. Наводящий вопрос не только содержанием, но еще и формулировкой может побуждать, ориентировать на подтверждение определенной информации. Наводящий вопрос – это такой вопрос, который при его постановке рассчитан на подтверждение содержащейся в нем либо подсказывающей информации, и ответ на него, по имеющимся в нем фактическим сведениям, полностью соответствует содержанию вопроса, не выходит за его рамки, не дает новой, дополнительной, ценной в доказательственном отношении информации, кроме как почерпнутой из заданного вопроса.

В каждом случае использования при допросе информации необходимо не подтверждение допрашиваемым тех или иных сообщенных ему сведений, а получение показаний, в которых бы он вышел за пределы этого сообщения, проявил знание новых информационных элементов (обстоятельств, деталей определенного события) или указал на новые дополнительные связи между элементами сообщенной ему информации.

Специфика формирования показаний

Специфика формирования показаний. Потерпевший является специфическим субъектом допроса. Его особое положение определяется во многом своеобразными психическими переживаниями, обусловленными совершенным преступлением и его последствиями. Возникающие под воздействием преступления страх, боль, физические страдания, желание освободиться от преступного посягательства или скорее его прекратить, возбуждение и напряжение, обусловленные борьбой, а в случаях полового посягательства, кроме того, еще и личностные, интимные переживания, создавая сплав различных взаимосвязанных между собой эмоций и чувств, образуют сложное, своеобразное психическое состояние потерпевших.

И хотя довольно часто показания потерпевших бывают достаточно полными и достоверными, тем не менее нельзя не учитывать возможность появления некоторых дефектов в сообщаемых ими сведениях. Под влиянием острых психических переживаний потерпевшие нередко, особенно на первых допросах, не могут вспомнить об обстоятельствах, которые предшествовали событию преступления или же, наоборот, последовали за ним (так называемое ретроактивное и проактивное торможение). На повторных допросах показания потерпевших оказываются порой более полными, чем сразу же после преступного посягательства. Кроме того, в получаемых от потерпевших сведениях возможны и невосполнимые потери, когда вследствие чрезмерного нервно-психического напряжения, вызванного совершенным преступлением, наступает амнезия, т.е. частичное или полное необратимое выпадение из памяти пережитого события.

Амнезия может появиться и вследствие потери сознания, а также при кратковременном состоянии оглушенности, нередко наступающих в результате особо грубых физических воздействий преступников (нанесения ударов в область головы, лица, переломов костей носа, причинения сильных болей), которые могут сопровождаться контузиями и сотрясениями мозга различной степени, а также различными шоковыми состояниями.

В показаниях потерпевших встречаются: 1) различного рода преувеличения о некоторых моментах пережитого события; 2) обобщенность в первоначальных объяснениях и показаниях о действиях виновных лиц («все держали», «все активно участвовали»); 3) пробелы, пропуски при описании некоторых важных элементов происшедшего; 4) заблуждения относительно последовательности развития – путаница, перестановка при воспроизведении его отдельных деталей и действий конкретных участников преступления.

На основании этих данных было бы неверно делать вывод о непригодности получаемой от потерпевших информации для установления истины по делу. Изъяны и пробелы в передаваемой потерпевшими информации обычно не носят всеобъемлющего характера и касаются лишь отдельных обстоятельств происшедшего.

Тактические приемы допроса

Тактические приемы допроса. При допросе потерпевшего необходимо в каждом случае учитывать глубину его психических переживаний и те факторы, которые предопределяют его психическое состояние. Поскольку сразу же после совершения преступления психическое состояние потерпевшего может помешать даче им полных и достоверных показаний, рекомендуется, по возможности, не торопиться с первым допросом. Однако не следует откладывать допрос на слишком долгий срок, поскольку может начаться процесс забывания и к тому же увеличивается возможность влияния на показания потерпевшего посторонней информации.

Если допрос потерпевшего отложить невозможно, то целесообразно предусмотреть его повторный допрос в более спокойной обстановке, когда переживаемые им чувства потеряют свою остроту, а память обретет временно утраченную способность к воспроизведению.

В целях активизации мыслительной деятельности потерпевшего по припоминанию отдельных обстоятельств случившегося надо разъяснить ему важность получения как можно более полных сведений о преступлении и лицах, его совершивших. Необходимо, чтобы умело поставленная перед допрашиваемым цель следственного действия – получение полной, детальной и объективной информации – на определенный период времени вытеснила из его сознания или оттеснила на второй план психические переживания, мешающие допросу. При необходимости в конце допроса нужно обговорить с потерпевшим наиболее удобный для него способ вызова на повторный допрос, объяснить его необходимость.

Оценивая полученные от потерпевшего показания, следует учитывать, что он в ряде случаев может умалчивать об отдельных обстоятельствах происшедшего, давать частично ложные показания, отказываться от дачи показаний либо изменять их в ходе следствия, а также сообщать по делу полностью ложные сведения. Это возможно в силу особых отношений потерпевшего с виновными лицами, их окружением, при боязни мести с их стороны, в результате воздействий заинтересованных лиц, а также с целью сокрытия своего неблаговидного поведения - трусости, стяжательства, порочащей его интимной связи и проч. Кроме того, на показаниях потерпевшего может сказаться неверие в способность органов следствия установить истину и обеспечить его личную безопасность. В этих случаях при допросе используются приемы, направленные на преодоление лжи и получение правдивых показаний. Причем особенно важно выяснить мотивы, лежащие в основе неверной позиции допрашиваемого, и попытаться их преодолеть.