Перспективы модернизации института права собственности

К.ю.н. Барашян Л.Р., асп. Дразян А.А.

Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса, Россия

Экономические отношения собственности составляют основу любого общества, а правовое регулирование появляется и сохраняется, прежде всего, как система норм, закрепляющих, регламентирующих и охраняющих данные отношения. В условиях современной России собственность имеет исключительное значение в связи с тем, что она является базисом политических и экономических преобразований, источником демократии, непременным условием построения демократического государства.

Институт права собственности, имеющий комплексный, межотраслевой характер, объединяющий нормы различных отраслей права неизменно привлекал и продолжает привлекать внимание исследователей. Задача полноценного развития института права муниципальной собственности в части обеспечения целевого назначения муниципального имущества помимо прочего предполагает узаконивание возможного особого порядка отчуждения муниципального имущества. Для этого необходимо в ГК РФ предусмотреть специальные основания. Кроме того, следует закрепить в законе порядок отчуждения «недопустимого» муниципального имущества, который обеспечивал бы функции муниципального образования.

Предлагается ввести дополнительные классификационные критерии деления оснований приобретения права собственности, предполагающих помимо существующего деления на первоначальные и производные. В основу деления может быть положен субъектный критерий, а именно субъект – приобретатель права собственности, то есть лицо, которое при наличии соответствующего основания становится собственником определенного имущества.

Общие основания – те, которые служат основанием возникновения и частной, и публичной собственности (договор – абз. 1 п. 2 ст. 218, ст. 223 ГК РФ, переработка – ст. 220 ГК РФ, приобретательная давность – ст. 234 ГК РФ).

Частные основания – приватизация (ст. 217 ГК РФ), внесение членом потребительского кооператива полного паевого взноса (ст. 218 п. 4 ГК РФ) – в силу того, что публично-правовые образования не могут приобретать право собственности по этим основаниям. Публичные основания порождают исключительно публичную собственность национализация (абз. 9 п. 2 ст. 235 ГК РФ) или наследование выморочного имущества (ст. 1151 п. п. 2,3 ГК РФ).

Муниципальные публичные основания порождают исключительно право муниципальной собственности (бесхозяйное имущество – ст. 225 п. 3 ГК РФ, находка, при отказе от нее – ст. 228 п. 2 ГК РФ, безнадзорные животные – ст. 231 п. 1 ГК РФ), в дальнейшем они делятся по смешанному критерию (в зависимости от целевого назначения и типа муниципального образования).

Цель деятельности любого муниципального образования определена законом как решение вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций. Эта общая цель конкретизируется известным перечнем вопросов местного значения  и определением видов имущества, которое может находиться в муниципальной собственности. Поэтому мы предполагаем недопустимым владение муниципальным образованием имуществом в целях дальнейшего возникновения права муниципальной собственности по приобретательной давности, выходящим за пределы того, что перечислено в ч. 1 ст. 50 Закона. Следовательно, владение чем-то иным не будет считаться добросовестным владением, а без этого условия приобретательной давности  не будут выполняться. Поэтому при принятии решения о признании права муниципальной собственности суд должен проверять соответствие этой вещи перечню, содержащемуся в ч. 1 ст. 50 ФЗ от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ (ред. от 29.12.2010 г., с изм. и доп. от 01.01.2011 г.) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Кроме того, суд, рассматривая соответствующие заявления органа местного самоуправления, мог бы не признавать право муниципальной собственности в случае, если у вещи имеется давностный владелец, владение которого, во-первых, отвечает всем остальным (кроме срока) условиям (абз. 1 п. 1 ст. 234 ГК РФ), а во-вторых, является уже достаточно длительным и подлежит преимущественной защите по сравнению с органом местного самоуправления. Это бы обеспечило искомый баланс, справедливое сочетание и равенство данных форм собственности Соответствующие изменения подлежат отражению в законе.

Действующий ГК РФ не содержит положений, регулирующих отношения собственности при разделе земельного участка на несколько новых участков и при образовании нового земельного участка путем объединения нескольких участков, принадлежащих на праве собственности одному лицу. В Кодексе должны быть объединены правовые последствия раздела и соединения земельных участков, что в настоящее время регулируется земельным законодательством. Между тем данные отношения являются предметом гражданско-правового регулирования, поэтому соответствующие нормы должны содержаться в ГК. Необходимо дополнить главу о праве собственности на жилые помещения положениями о нежилых помещениях, озаглавив ее «Право собственности на жилые и нежилые помещения».

ГК РФ содержит исчерпывающий перечень случаев, когда изъятие имущества у собственника производится против его воли, что позволяет закрепить принцип неприкосновенности собственности и гарантировать права собственника. При этом следует отметить, что особенности некоторых оснований утраты прав на имущество не получили еще достаточно глубокого изучения, а правоприменительная практика еще сталкивается с рядом нерешенных вопросов, в том числе и конституционного характера.

Предлагается классифицировать основания прекращения права собственности на три группы: добровольное, то есть по воле собственника; утрату права собственности по объективным причинам – независимо от воли и сознания собственника; принудительное – помимо и против его воли.

Целесообразно утверждать, что некоторые нормы ГК РФ, позволяющие принудительное изъятие имущества у собственника во внесудебном порядке и предусматривающие лишь возможность последующего судебного контроля противоречат имеющей самостоятельное значение и прямое действие ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть лишен имущества иначе как по решению суда. Формулируется вывод, о необходимости исключения внесудебного порядка принудительного изъятия имущества и отнесении решения вопроса о принудительном прекращении права собственности к исключительной прерогативе суда. Это усилит гарантии защиты интересов частных собственников и будет способствовать обеспечению стабильности собственности в целом, а также исключит возможные злоупотребления со стороны уполномоченных органов и позволит разрешать суду каждое конкретное дело по существу в условиях состязательности и равноправия сторон.

В отличие от ранее действовавшего гражданского законодательства, нынешний ГК РФ, впервые содержащий исчерпывающий перечень оснований принудительного прекращения права собственности, по-новому описывает практически все случаи принудительного изъятия имущества у собственника, закладывая в основу данного механизма признанные постулаты: общественную полезность и необходимость справедливой компенсации, истоки которых устанавливаются Конституцией РФ. Однако в теории и на практике в настоящий момент еще не все гладко и остаются некоторые спорные вопросы, требующие более детальной законодательной регламентации.

Литература:

1. Елисеева И.В. Основания приобретения права собственности добросовестным приобретателем // Законодательство и экономика. 2012. № 10.

2. Калиновский Д. Вещные права в свете изменений ГК РФ // ЭЖ-Юрист. 2012. № 39. С. 6.