Судебная власть в контексте системы разделения властей

Севостьянова И.Е. доцент кафедры философских и социальных наук Севастопольского национального технического университета, кандидат политических наук, доцент (Украина, г. Севастополь)

e-mail: turkinaira@yandex.ua

Почтовый адрес: ул. Университетская - 33, г. Севастополь, 99053

 

Современное государство характеризуется наличием сложной системы институтов государственной власти. От простой совокупности управленческих структур механизм государства отличается внутренним единством и одновременно иерархичностью своих составляющих. Для механизма государства характерны легитимность, целостность и завершенность его структуры.

Теоретическая и практическая актуальность вопросов, связанных с ролью судебной ветви власти в механизме государства всегда привлекала внимание ученых.

Процесс взаимодействия судебной власти с другими ветвями власти является достаточно сложным. Его суть определяется возможностями влияния одной ветви власти на другую в определенных пределах и особенностями деятельности каждой из ветвей власти.

Без распределения власти и соответствующей эффективной системе сдержек и противовесов не может быть правового государства. Препятствие для возникновения какой-нибудь неограниченной власти, не связанной правом и конституционными принципами заключается в распределении власти между органами государства таким образом, что ни одному из них в полном объеме не принадлежит вся государственная власть. Классическое понимание принципа разделения властей (жесткая модель) заключается в том, что государственная власть делится на три ветви, каждая из которых выполняет различные функции: законодательную (парламент), исполнительную (правительство) и судебную (суды), цель которого - избежать узурпации государственной власти (концентрации властных полномочий) в одном государственном органе.

Принцип разделения властей зародился во Франции в середине XVIII века. Появление новой концепции была связана с именем Шарля Монтескье, человека, известной не только в качестве прогрессивного теоретика, но и как опытного практика государственно-правовой деятельности. Ш. Монтескье считал что: «Есливластьзаконодательнаяиисполнительнаябудутсоединеныводномлицеили учреждении, тосвободынебудет, т.к. можно опасаться, чтомонархилисенатбудетсоздавать тираническиезаконыдля того, чтобытак жетираническиприменятьих. Опять же свободы быть не может, если судебная власть не разделена с законодательной и исполнительной. Если она объединена с законодательной властью, жизнь и свобода субъекта будут подвержены  произвольному контролю, судья тогда превращается в законодателя. Если она объединена с исполнительной властью, судья может поступать со всей ожесточенностью угнетателя» [1, С. 290].

Принцип разделения властей не абсолютный, государственно-правовые формы его реализации зависят от национальных традиций в широком смысле от конкретной социально-экономической и политической ситуации.

Существенная особенность судебной власти заключается в особой процедуре осуществления. Она сводится к тому, чтобы, как писал выдающийся русский государствовед Б.Н. Чичерин «держать весы, равные для обеих сторон, разобрать права и требования каждой и окончательно постановить свой приговор». [2, С. 183].

Орган государственной власти, осуществляющий одну из трех его функций (законодательную, исполнительную или судебную) взаимодействует с другими государственными органами контролируя и ограничивая друг друга. Подобная система сдержек и противовесов выступает способом реализации принципа разделения властей.

Взаимодействие ветвей государственной власти обеспечивает нормальное функционирование государственного механизма.

При разработке теоретической концепции исследуемого вопроса принципиальное значение имели научные работы С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, А.Б. Венгерова, В.М. Лебедева, М.Н. Марченко, В.Н. Карташова, Д.А. Керимова, O.e. Кутафина, В.Н. Кудрявцева, Е.М. Ковешникова, Г.В. Мальцева, Ж.И Овсепяна, Б.А. Страшуна, А.В. Скрипнюка, Ю.А. Тихомирова, а. С. Піголкина, Т.Н. Манова, В.В. Лазарева, Ю.А. Ляхова, А.Е. Козлова, И.Б. Новицкого, И.С. Перетерського, В.Е. Чиркина, Т.М. Шамбы, Д.Ю. Шапсугова и др.

В современной научной литературе возникла дискуссия относительно разделения власти на самостоятельные ветви власти. По мнению В.М. Лебедева, идею разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную нельзя понимать упрощенно, поскольку, в принципе государственная власть едина. Она едина, прежде всего, перед своим источником, которым является народ - «...народ, в котором есть согласие в отношении основных принципиальных условий своего существования и развития, которые выражены в основных правах и свободах, принципах организации и функционирования государственной власти. Народ имеет неотчуждаемое право определять и изменять формы и содержание своей государственно-правовой жизни. Суверенитет народа напоминает всем властям о том, от кого они получают власть, а соответственно, во имя кого эту власть обязаны использовать» [3, С.28]. Единство и неделимость народа как источника государственной власти не позволяет рассматривать указанные ветви власти как те, что действуют параллельно и совершенно независимо друг от друга. В настоящее время распределение властей понимается скорее как их обособление и взаимодействие. М. Цвик и О. Дашковская считают, что термин «разделение властей» является условным, поскольку государственная власть делится на разные ветви и представлена различными видами органов, как носитель суверенитета всегда была и остается единой и нераздельной, подчиненным общегосударственным интересам и воле народа [4, С.10]. Таким образом, основное содержание принципа разделения властей заключается с одной стороны в реализации идеи независимости отдельных видов государственных органов друг от друга, четкого разграничения их функций, полномочий и правовых форм деятельности, а с другой - в их сотрудничестве, уравновешенности, взаимосдерживании и взаимоконтроле.

По мнению І.С.Масликова, под принципом разделения властей следует понимать такую организацию государственной власти, когда она действует в виде правового механизма, который функционирует на основе взаимного контроля всех ветвей власти, системы сдержек и противовесов, сбалансированности, их взаимодействия, направленного на выполнение задач, стоящих перед государством и призванного реально обеспечить защиту прав, свобод и законных интересов граждан [5, С.26]. Известный украинский ученый А.В. Скрипнюк обращает внимание на ведущую роль принципа разделения власти с точки зрения ее изучения как механизма государственного управления. Он считает, что этот принцип относится не столько к группе тех принципов, которые определяют порядок функционирования элементов механизма государственного управления, а сколько в группу организационных принципов, которые определяют то, каким образом должен быть упорядочен и построен этот механизм [6, С. 5].

В системе сдержек и противовесов судебная власть характеризуется не столько тем, что она осуществляет правосудие, сколько юридической возможностью влиять на решения и действия законодательной и исполнительной властей, «уравновешивать» их, влиять на поведение людей, социальные процессы.

«Обособление суда от системы законодательных и исполнительных органов, - по мнению О.Б. Абросимовой, - приобретение ими институциональной и организационной независимости возможно только в государствах, что признают в качестве фундаментальной основы конституционного строя или порядка принцип разделения властей. Собственно говоря, с момента такого обособления и возможно говорить о судебной власти, а не о суде» [7, С. 12].

Каждая из ветвей государственной власти в системе их распределения обладает определенными прерогативами, что обусловлено самим фактом их согласованного взаимодействия, взаимного уравновешивания. Российский ученый Е. Семьянов отмечает, „признавая равные права за всеми ветвями власти, можно утверждать, что судебная власть правомочна осуществлять правотворческую деятельность” [8, С. 92].

В украинской научной среде, принцип разделения властей понимается в параметрах жесткой модели. Соответственно, творческая роль судебной власти, в том числе при заполнении пробелов в законодательстве, запрещена. На такие позиции стал и Конституционный Суд Украины: „Заполнение пробелов в законах, отдельные положения которых Конституционным Судом Украины признаны неконституционными, не относится к его полномочиям. Согласно статье 6 Конституции, государственная власть в Украине осуществляется на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Исходя из этого, и в соответствии с частью второй статьи 19 Конституции Украины, решения указанных вопросов являются прерогативой законодательной власти.

По мнению сторонников жесткой модели, любое отклонение в процессе осуществления судопроизводства от буквального значения нормы права считается „подменой” законодателя и подлежит безусловному осуждению, а соответствующая деятельность Конституционного Суда - неконституционной.

Сторонники жесткой модели разделения властей в Украине также ссылаются и на часть первую статьи 129 Конституции Украины, согласно которой судьи при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только закону.

В государственно-правовой практике стран запада, периодически используется и жесткий и мягкий подход к теории разделения властей, что обусловлено различными социальными, политическими и экономическими факторами.

Так, например, Верховный суд США при принятии решения по делу INS v. Chadna, обнаружил жесткий подход относительно применения принципа разделения властей. Из оснований противоречия принципу разделения властей суд признал неконституционным существования законодательного вето на акты исполнительной власти, принятые в результате осуществления делегированных законодательных полномочий, поскольку законодательное вето является исключительно прерогативой президента США. [13, С. 145]

Одна из основных форм воздействия судебной власти на другие ветки государственной власти - законодательную и исполнительную - это судебный контроль за нормативно-правовыми актами. Проверка судами нормативных правовых актов является важным инструментом сдержек и противовесов в механизме разделения властей. С одной стороны судебный нормоконтроль «сдерживает» органы законодательной власти от издания неправовых законов, нарушающих баланс властей в государстве. С другой стороны, позволяет сдерживать органы исполнительной власти от незаконного нормотворчества, в которой осуществляется с превышением их полномочий [14, С. 15.].

Отсюда, кроме традиционной функции осуществления правосудия, которая характерна для любого типа государственной организации, суд наделяется и другими фундаментальными полномочиями, которые несут в себе качество государственности. Это полномочия: во-первых, судебного административного контроля или разрешения административных дел (дел о незаконности деятельности органов исполнительной власти) и во-вторых, судебного нормоконтроля или решения конституционных дел (дел о неконституционности деятельности законодателя) [15, С.102].

Так, согласно ст.150 Конституции Украины к полномочиям Конституционного Суда относится решение вопросов о соответствии Конституции Украины (конституционности): 1) законов Украины и других правовых актов Верховной Рады Украины; 2) актов Президента Украины; 3) актов Кабинета Министров Украины, 4) правовых актов Верховной Рады Автономной Республики Крым. Эти вопросы рассматриваются по обращениям Президента Украины, одной десятой депутатов Верховной Рады, Верховного Суда, Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, Верховного Совета Автономной Республики Крым. Законы и другие правовые акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, теряют силу со дня принятия Конституционным Судом решения об их неконституционности (ч.2 ст. 152 Конституции Украины).

Властные отношения, как элемент судебной власти характеризуются: наличием правовых норм, которые предоставляют суду возможность выносить решения, обязательные для исполнения; выражением до всех участников отношений воли суда, обеспечением правовых санкций в случае невыполнения этой воли. Роль судебной власти состоит в сдерживании двух других ветвей власти в рамках законности, в праве осуществления конституционного надзора и судебного контроля за ними [9, С.4.].

Кроме того, ни один другой орган государственной власти не имеет права взять на себя компетенцию судебной власти. Из этого следует конституционное положение о том, что юрисдикция судов распространяется на все правоотношения, возникающие в государстве (ст. 124 Конституции Украины).

Законодательная власть влияет на суды, создавая для них нормативно-правовую базу, которая охватывает организацию судебной системы и определяет порядок деятельности судов. При этом устанавливаются и общие принципы деятельности судебной власти в Украине, такие как: независимость судей (ст.126, 129 Конституции Украины); неприкосновенность судей (ст.126); участие народа в осуществлении правосудия (ч.4 ст.124, ч.1 ст.127); запрет на создание чрезвычайных и особых судов (ч.5 ст.125) и др. Эти нормы определяют конкретное содержание законодательных положений, ограничивая парламент в дальнейшем в возможности уменьшения гарантий деятельности судов, и тем самым обеспечивают воспроизведение уже на законодательном уровне конституционной концепции судебной власти.

Взаимоотношения судебной и исполнительной власти более разнообразны, чем отношения между судебной и законодательной ветвями власти. Организация исполнительной власти в Украине является сложной, и одной из теоретических проблем является вопрос о вхождении в систему исполнительной власти Президента Украины. В то же время для нас дискуссии по этому поводу не имеют принципиального значения, поскольку основу правовой природы института президентства составляет все-таки не законотворчество, а именно выполнение.

Первая группа правоотношений, возникающих между Президентом и судебной властью, определяются полномочиями Президента по формированию судейского корпуса, предусмотренные п.22 ст.106, ч.1 ст.128 Конституции Украины. Так, впервые назначения на должность судьи сроком на пять лет осуществляется Президентом. Он также назначает шесть судей в состав Конституционного суда. К тому же Президент Украины входит в состав Высшего совета юстиции, полномочиями которой являются: 1) внесение представлений о назначении судей на должности или об освобождении их от должностей; 2) принятие решений по нарушениям судьями и прокурорами требований относительно несовместимости; 3) рассмотрение дисциплинарных вопросов (ст.131).

Председатель суда, заместитель председателя суда назначаются на должность сроком на пять лет из числа судей и освобождаются от должности Президентом Украины по представлению Председателя Верховного Суда Украины (а относительно специализированных судов - председателя соответствующего высшего специализированного суда) на основании рекомендации Совета судей Украины (относительно специализированных судов - рекомендации соответствующего совета судей) (п.5 ст.20 Закона «О судоустройстве Украины»).

Ситуация сегодня позволяет влиять на судебную деятельность со стороны исполнительной власти через кадровый отбор судей на должности руководителей судов и их заместителей.

Со стороны Правительства, влияние на судебную власть осуществляется следующим образом. Во-первых, в соответствии с п.6 ст. 116 Конституции, Правительство Украины разрабатывает государственный бюджет и осуществляет его выполнения. Однако, государственный бюджет Украины принимается в форме закона Парламентом, чем ограничивается непосредственной финансовое влияние Правительства. Кроме того, Конституция (ст.130), Законы Украины «О статусе судей» (ч.3 ст. 3), «О судоустройстве Украины» (ч.2 ст.118) содержат положения, согласно которым финансирование должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия.

В то же время практика применения указанных положений свидетельствует о наличии проблем. Кабинет Министров Украины, используя монопольное право законодательной инициативы в отношении проектов законов о Госбюджете, вносит в парламент предложения, сформулированные по собственному усмотрению. При этом предложения представителей третьей власти принимаются во внимание очень редко. Органы исполнительной власти пользуются широкой дискрецией при оперативном решении вопросов о распределении и направления бюджетных средств. Следствием такой практики является невыполнение предписаний закона о финансировании судов.

Таким образом, рассматривая систему сдержек и противовесов, можно выделить базовые организационно-правовые черты механизма государства построенного на основе принципа разделения властей (рис. 1.).

Рис.1.1. Базовые организационно-правовые черты механизма государства

В современных условиях значение судебной власти определяется демократическим, правовым и социальным характером государства. Это означает, что судебной власти принадлежит определяющая роль в реализации принципов верховенства права, обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

Особая роль суда, как в механизме государственной власти, так и в системе сдержек и противовесов определяется тем, что только органы судебной власти осуществляют правосудие. В этом гарантии и независимости суда, и прав и свобод граждан, и государственности в целом. Важно, что суд не только реализует принцип справедливости в правоприменительной практике, но и выступает как своеобразный арбитр в процессе законотворче­ства. Тем самым суд выступает в качестве «сдержки и противовеса» по отношению к двум другим ветвям власти. Причем у суда есть определенные преимущества по сравнению с законодателем в оперативности приведения пра­вопорядка в соответствие с требованиями жизни. Суд, обращаясь к толкованию конституции и права, может принимать решения, руководствуясь не только буквой, но и духом закона, аксиомами и принципами права. Речь идет прежде всего об экстремальных, исключительных ситуациях, особенно в процессах, обеспечива­ющих такое распределение и баланс двух других ветвей власти, которые в конечном счете гарантировали бы господство права и справедливости в обществе [10].

Назначение судебной власти в механизме разделения властей заключаются в том, что органы судебной власти на основании действующего законодательства, применяя принцип равенства всех перед законом и судом, путем осуществления конституционного надзора и судебного контроля сдерживают другие ветви власти.

В современных условиях судебная власть расширяет свои функции и полномочия, все чаще выступая арбитром в спорах между органами различных ветвей государственной власти. При реализации своей компетенции органы исполнительной и законодательной власти должны действовать в рамках закона и предоставленных им полномочий, чтобы не почувствовать на себе действенность судебной власти.

В вопросе обеспечения идеи разделения властей значение имеет не только активизация работы законодательной и исполнительной ветвей государственной власти, но и новые шаги в развитии судебной системы.

Во взаимодействии с другими государственными ветвями власти судебная власть должна быть самостоятельной и сильной, хорошо подготовленной профессионально, организационно обеспеченной, приобрести высокий статус и действовать в процессуальном порядке, утверждая идеи справедливости.

Для осуществления своей деятельности в полном объеме, судебная власть должна иметь самостоятельные механизмы воздействия на общественные отношения и эффективное государственное регулирование в сфере организации судебной системы.

Принцип независимости является, безусловно, определяющим относительно становления суда в сфере государственного управления. Он приобретает особое значение, поскольку именно в нем концентрируется исследовательская сфера власти, идея разделения государственной власти. Осуществление независимой судебной власти является центральным механизмом, который обеспечивает существование реальной Конституции и претворения в жизнь идеи верховенства права.

Список литературы:

1. Монтескье Ш.–Л. О духе законов / Ш.–Л. Мотескье; Сост., пер. и коммент. А.В. Матешук. — М.: Мысль, 1999. — 672с.

2. Лазарев В.В. Общая теория права и государства. / В.В. Лазарев, М.: Юрист, 2003. – 502с.

3. Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. – СПб.: Лань, 2001. – С.28-29.

4. Цвік М.В., Дашковська О.Р. Про сучасне трактування теорії розподілу влад // Проблеми законності. – Х.: Основа, 1993. – С.10 – 15.

5. Масликов И.С. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации: Дис. …канд. юрид. наук: 12.00.02 / М., 1997. – 217с.

6. Скрипнюк О. Демократія як механізм державного управління / О.Скрипнюк // Вісник Академії правових наук України. — 2006. — № 3 (46). — С. 3—7.

7. Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. / Е.Б. Абросимова, - М.: Институт права и публичной политики, 2002. – С.12.

8. Семьянов Е.В. Судебное правотворчество (вопросы общей теории права): дис. ... кандидата юрид. наук: 12.00.01 / Семьянов Е.В. - М., 2005. - 193 с.

9. Куцин М.М. Судова влада в системі розподілення влади // Адвокат.- 2005.- № 12.- С.2 - 12.

10. Общая теория государства и права / Под редакцией доктора юридических наук, профессора В.В. Лазарева. - М. : Юристъ, 2001. – 520с. – Режим доступа: http://www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-7/