Федеративный договор

Зиннуров Ф.К.:

В печати нередко отмечается приверженность высших структур власти федеративному устройству России. Однако реальные дела свидетельствуют о другом. Так, в Федеративном договоре от 31 мар­та 1992 г. предусматривалось, что «он становится составной частью (самостоятельным разделом) Конституции Российской Федерации. Изменения и дополнения в этот раздел Конституции Российской Федерации вносятся с согласия республик в составе Российской Федерации, подписавших настоящий Договор. Каждая республика в составе Российской Федерации сохраняет за собой право как под­писать настоящий Договор, так и регулировать свои отношения по разграничению полномочий с федеральными органами государст­венной власти Российской Федерации в соответствии с Конститу­цией Российской Федерации и Конституцией этой республики в составе Российской Федерации» (ст. 8). Однако в действительности этого не произошло.

В Протоколе к Федеративному договору от 30 марта 1992 г. отмеча­ется согласие на «предоставление не менее 50% мест в одной из палат высшего Законодательного органа Российской Федерации» республи­кам, но эта договоренность тоже осталась не выполненной.

По Федеративному договору предметы ведения и полномочия разных групп субъектов федерации определены неодинаково, а Конституция РФ отказалась и от этой договоренности. В Федера­тивном договоре речь идет о «суверенных республиках в составе Российской Федерации», тогда как в Конституции РФ ничего по­добного не содержится. По Федеративному договору «земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием (собственностью) народов, проживающих на территории соответст­вующих республик» (ст. 3), в то время как Конституция РФ отказа­лась от подтверждения этого фундаментального положения. По Фе­деративному договору республики (государства) в составе Россий­ской Федерации передают (относят) в ведение федеральных органов определенные полномочия, а Послание Президента РФ от 16 фев­раля 1995 г. исходит из обратного, подчеркивая: «мы пошли на зна­чительное расширение прав республик, краев, областей и автоно­мий». Перечень таких фактов, свидетельствующих об истинных по­мыслах нынешней центральной власти, можно продолжить без осо­бого труда. Они являются подтверждением тенденций не к федера­лизму, а к укреплению унитаризма.

Нельзя не заметить также необоснованности попыток связать любой унитаризм с жесткой централизацией и командными мето­дами управления, а децентрализацию власти и формирование мест­ного (муниципального) самоуправления выдавать за федерализм.

Правоведение // Зиннуров Ф.К. - 2012

Мальцев Г.В.:

Принятию Конституции России 1993 г., закрепившей федеративную форму ее государственного устройства, предшествовало подписание 31 марта 1992 г. Федеративного договора. Этот документ по своему содержанию не соответствует названию. Суть договора — разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Российской Федерации. Речь не шла об образовании федеративного государства. Форма Федеративного договора была использована в политических целях для стабилизации взаимоотношений центральной и региональных элит.

По сути это было соглашение между федеральными органами государственной власти России и органами власти субъектов Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий. Сопряжение двух тенденций — конституционное стремление восстановить правовое единство страны, с одной стороны, и предусмотренное Федеративным договором разграничение полномочий между Федерацией и ее субъектами по конкретным предметам ведения — с другой привели к усилению конфликта между федеральной правовой системой и правовыми системами целого ряда субъектов Федерации.

Изначально процесс разработки и обсуждение Федеративного договора проходил наряду с процессом выработки нового Союзного договора. Необходимость заключения Федеративного договора была законодательно закреплена Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1990 г. «О конкурсе на лучший вариант проекта Федеративного договора РСФСР». Но постепенно работа над проектом Федеративного договора была свернута.

С распадом в августе-декабре 1991 г. Советского Союза вопрос о взаимоотношениях республик в составе России с федеральной властью потребовал активизации работы по подготовке соглашения о разграничении полномочий. В республиках начали проявляться сепаратистские тенденции, процесс передела собственности и власти принял характер, опасный для российской государственности. Рабочая группа предложила в этих условиях подписать Соглашение по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти республик в составе Российской Федерации.

Руководители большинства республик отвергли такой подход и выступили за подписание Федеративного договора. Требования все больших прав и полномочий, раздававшиеся из столиц республик-субъектов Федерации, сводились к минимизации роли федеральных органов власти, увеличению прав местных правящих элит.

31 марта 1992 г. был подписан (а не «заключен») Федеративный договор, который на том этапе развития позволил избежать нарастания противостояния, сгладить противоречия, закрепить сложившееся на том историческом этапе соотношение сил.

Федеративный договор — не государствообразующий акт, а соглашение о разграничении компетенции и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. Если после своего подписания Федеративный договор был включен в текст Конституции в качестве ее составной части, то в тексте действующей Конституции России (1993) он упоминается как один из договоров, регулирующих вопросы разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов (ч. 3 ст. 11 Конституции). Изданной оговорки выводится возможность заключения особых двухсторонних договоров между Российской Федерацией в целом и некоторыми ее субъектами.

Конституция Российской Федерации предусматривает возможность заключения двух видов договоров:

  • договоры между Российской Федерацией и субъектом России о разграничении предметов ведения и полномочий (ч. З. ст. 11);
  • соглашения между органами исполнительной власти РФ и субъекта РФ о передаче осуществления части полномочий (ч. 2, 3 ст. 78).

Закрепленная Федеративным договором 1992 г., а затем и Конституцией Российской Федерации (1993), схема распределения полномочий основана на делении всех вопросов государственной жизни на три группы.

 

Правоведение // Мальцев Г.В. - 2003